Виталий Зюзько обогащается за счет «Селидовугля»?

Весной 2020 года в Минэнерго при министре Виталии Шубине тихо заменили Владимира Коваленко на Виталия Зюзько на посту главы ГП «Селидовуголь». Редакция 368.media  решила разобраться, кто возглавил угольное предприятие.

Мы уже писали, в каком бедственном положении находится ГП «Селидовуголь» — несмотря на наличие там обогатительной фабрики полноценно работать там может только шахта «Новогродовская», на запуск остальных нет денег и оборудования. И новое назначение, судя по всему, ситуацию к лучшему не изменит.

О Виталии Зюзько в открытом доступе информации крайне мало — нет даже краткой биографии и информации об образовании. В прочем, образование Зюзько ничего общего с угольной отраслью и не имеет — он получил машиностроительную специальность. Кроме того, известно, что до 2016 года несмотря на конфликт на Донбассе в Луганске продолжало работать его предприятие ЧП «Юкас», занимающееся оптовой торговлей.

В угольной промышленности Зюзько впервые всплыл на ГП «УК «Краснолиманская» в тот период, когда ее уже отобрали у людей близкого к тогдашнему премьер-министру Виктору Януковичу донецкого бизнесмена Игоря Гуменюка, но еще не отдали структурам Кропачева. Осенью 2014 года на предприятие с бойцами добробата «Днепр-1» ворвался прежний директор ГП «УК «Краснолиманская» Константин Киселев, а Виталий Зюзько стал его первым замом.

На тот момент шахту подмяли под себя близкий к Порошенко нардеп от «БПП» Сергей Тригубенко, его партнер, харьковский бизнесмен Игорь Сало и командир добробата «Днепр-1» нардеп Юрий Береза. Киселев и Зюзько на шахте были их «смотрящими», и о то, как именно они работали, хорошо показывает один случай — Зюзько навязывал предприятию покупку двух тепловозов по цене 20 млн гривен каждый в то время, как стоили они гораздо меньше. Кроме того, Киселев и Зюзько привели на предприятие посредников, близких к Тригубенко, Сало и Березе — уголь на «Центрэнерго» и ТЭЦ в то время шел с шахты не напрямую, а через их фирмы «Торговый дом-Ресурс», «Дантрейд ЛТД» и подконтрольное на тот момент Тригубенко ГП «Государственная угольная компания».

Киселев продержался на предприятии недолго — в октябре 2015 года его задержала СБУ по подозрению в хищении активов предприятия на общую сумму почти 300 млн гривен. Киселев ушел, а его подчиненный Зюзько остался и даже стал на предприятии исполняющим обязанности гендиректора, но ненадолго — коллектив шахты просто не пустил его на работу и после серии протестов предприятие с подачи тогдашнего министра энергетики Владимира Демчишина возглавил еще один человек Тригубенко Александр Дубовик. Что касается Зюзько, то он проработал на шахте его первым замом до 2016 года, пока на предприятие не начали заходить люди Кропачева, а в НАБУ не открыли уголовное производство по факту махинаций на шахте людей Тригубенко, Сало и Березы.

После этого около двух лет о Виталии Зюзько ничего слышно не было, но в октябре 2019-го на волне замены людей Кропачева на государственных шахтных предприятиях он снова всплыл, устроившись на должность замгендиректора ГП «Селидовуголь» по коммерческим вопросам, а в марте 2020-го стал исполняющим обязанности генерального директора.

Имущественная декларация Виталия Зюзько при этом выглядит сильно «порезанной» и вызывает вопросы. К примеру, среди недвижимости семьи кроме квартир в Киеве и Хрустальном (бывший Красный Луч — Ред.), частного дома в Хрустальном, участка земли там же площадью почти в 10 тыс. кв. м. и двух гаражей в Хрустальном и Киеве есть два довольно загадочных актива.

Первый — «часть строений и сооружений» в Хрустальном общей площадью 1,9 тыс. кв. м. и салон красоты там же. Оба актива явно относятся к коммерческой недвижимости, но при этом никаких корпоративных прав у семьи нет. Жена Зюзько ранее была зарегистрирована как ФЛП с зарегистрированным видом детальности «парикмахерские и салоны красоты», но сейчас это ФЛП ликвидировано. В аренду недвижимость официально семья Зюзько тоже не сдает, так что каким образом работает их салон красоты и что это за «строения и сооружения» площадью почти две тысячи кв. м — не совсем понятно.

В семье две машины — у Виталия Зюзько BMW 525 (2007), а у его жены Марины — Toyota Yaris (2019), купленный в салоне в прошлом году за 564 тыс. гривен. Из доходов сам Зюзько задекларировал только почти 25 тыс. гривен зарплаты, а жена 17,7 тыс. банковских процентов. Таким образом выходит, что в 2019-м Зюзько с женой и дочерью выживал при доходе примерно 3,5 тыс. гривен в месяц, но купил жене машину.

Это объясняет то, почему активы семьи к концу 2019 года резко упали по сравнению с 2018-м. Если на конец 2018-го у Зюзько и жены было чуть менее 1,1 млн гривен, 16,8 тыс. долларов и 15 тыс. евро, то к концу 2019-го валюта осталась нетронутой, но гривневые активы семьи упали до 602,7 тыс. гривен.

Источник: 368.media

Next Post

Михайло Бейлін, Андрій Альоша, Станіслав Лєсніков, Сергій Шут та Владислав Лебедь: "смотрящі" Укрзалізниці

Сб Апр 25 , 2020
Варто загадати про деяких посадовців, яких в Україні називають «смотрящими». Про них усі добре знають. Це прізвисько можна застосувати до п’яти осіб: Михайла Бейліна, Андрія Альоші, Станіслава Лєснікова, Сергія Шута та Владислава Лебедя.