Пробудись! Новости Павел Жебривский: «грязное белье» экс-губернатора стало достоянием общественности

Павел Жебривский: «грязное белье» экс-губернатора стало достоянием общественности



Славянск, 5 июля 2017 года. Местные активисты и участники боевых действий празднуют годовщину освобождения города. На горе Карачун установлена сцена. На расстоянии нескольких метров от нее стоит палатка с сувенирами, продажей которых волонтеры из соседнего Краматорска выручают деньги на помощь украинским военнослужащим.«Отойдите, я буду торговать с губернатором!», — командует бойкая женщина-волонтер немногочисленным мелким покупателям и зевакам, обступавшим импровизированный прилавок. В образе добродушного вельможи, в сопровождении свиты, под навес ступает глава Донецкой ОГА Павел Жебривский.

У Жебривского солнечное настроение. Он шутит с женщиной в палатке и весело хохочет, когда та начинает показывать ему свой крам.

«Давайте купим у вас это». Глава области указывает на чильце, традиционный головной убор, какие украинские девушки надевали на свадьбу. «У меня дочка в субботу выходит замуж».

Жебривский сияет, окружающие радостно смеются.

Зять

Павел Жебривский и члены его семьи охраняют свою приватную жизнь. Дети уже бывшего главы Донецкой ОГА никогда не привлекали к себе общественного внимания ни публичными скандалами, ни вульгарно роскошным образом жизни. Информация о появлении у Жебривского зятя не просочилась ни в один таблоид.

Дочь Павла Жебривского, как и ее младший брат, окончила Киевский институт международных отношений. Вероятно, своего нынешнего мужа, Любомира Шведюка, она встретила именно в КИМО. В начале 2017 года Шведюк стал директором частного предприятия «Ян» Павла Жебривского, сменив на этой должности сестру «губернатора». Тогда же он возглавил наблюдательный совет принадлежащего семье Марьяновского стеклозавода.

Но сначала, в 2015 году, 28-летний Шведюк объявился в Донецкой области и, не имея никаких официальных полномочий, начал устанавливать свои порядки на только что открывшихся там гуманитарно-логистических центрах.

Насущная потребность

Создать ГЛЦ в буферной зоне между блок-постами поручил Луганской и Донецкой областным администрациям Совет национальной безопасности и обороны. Президент Петр Порошенко летом 2015 года несколько раз публично анонсировал этот проект и просил глав двух ОГА поторопиться с его реализацией. Западным донорам и партнерам ГЛЦ должны были понравиться.

Идея была до гениальности проста и очевидна. В Донецкой области четыре контрольных пункта въезда-выезда. В Луганской — только один, пеший, из-за разрушенного моста. Каждый день через КПВВ проходит многотысячный поток жителей неподконтрольных территорий. Люди выезжают, чтобы решать бюрократические вопросы, обналичивать банковские карты и покупать более дешевые и качественные продукты. Многим, однако, особенно старикам, такие путешествия едва по силам.

Гуманитарно-логистические центры должны были включать не только торговые площади и банкоматы. Здесь должны были появиться целые отделения банков и почты, а также нотариусы.

У большинства жителей неподконтрольных территорий с их появлением отпала бы необходимость пересекать КПВВ. У пунктов въезда-выезда пропали бы гигантские, многочасовые очереди, простаивая в которых, регулярно теряли сознание или умирали пожилые, слабые и больные люди. В прифронтовых городах сходили бы на нет трения между приезжими и местными, связанные с неприспособленностью провинциальной инфраструктуры к такому гигантскому потоку продуктовых и пенсионных «туристов».

Пограничники и фискалы должны были организовать для посетителей ГЛЦ отдельный транспортный коридор и ввести упрощенный пропускной режим. От местных администраций ожидались также специальные автобусные рейсы.

В конце лета и начале осени 2015 года это стало реальностью на двух КПВВ: зайцевским между Бахмутом и Горловкой и новотроицким под Волновахой. Однако уже через несколько недель «что-то пошло не так».

Сначала был советник

В середине июля 2015 года бизнесмену из Херсонской области Андрею Катышеву позвонил его давний знакомый и бывший партнер, луганчанин Андрей Лагунский.

Лагунский сказал, что стал советником новоназначенного главы Донецкой областной администрации Павла Жебривского и предлагает ему работу в крупном проекте. Катышева позвали участвовать в создании ГЛЦ.

С аналогичным приглашением Лагунский обратился еще к нескольким своим знакомым. Работы было много и закончить ее нужно было в ударные сроки.

Несколькими неделями раньше заместитель главы Донецкой областной администрации Михаил Нечипорук встретился с сотрудником областного коммунального предприятия «Автотранспортное предприятие», весь транспорт которого остался на неподконтрольной территории.

В конце 2014 года перемещенный в Мариуполь Донецкий областной совет, следуя указанию из Киева, добросовестно перерегистрировал КП «АТП» и ряд других его несчастных собратьев в городе у моря. В начале 2015 он же, однако, выпустил проект распоряжения о ликвидации этой и еще нескольких фактических «пустышек».

Однако в середине 2015-го Донецкая ОГА, которая к тому времени уже стала областной военно-гражданской администрацией, переняв также функции областного совета, придумала КП «АТП» новое применение. Сотруднику «АТП» Нечипорук предложил стать директором «Автотранспортного предприятия». Главное кресло в ОГА занимал еще Александр Кихтенко, однако о его предстоящем увольнении и назначении Жебривского в нужных кабинетах уже знали.

После прихода в областную администрацию Жебривского Лагунскому и команде, которую он собирал, требовалось работать быстро. Новый глава ОГА, очевидно, смотрел на гуманитарно-логистические центры как на свой первый крупный PR-проект, который он триумфально презентовал бы жителям региона ко Дню независимости Украины, дав понять, что на Донетчину снова пришел «крепкий хозяйственник», каких тут уважают, но притом украинский патриот. Павел Строитель.

Вместе с Лагунским, Катышевым и еще несколькими людьми, приглашенными советником Жебривского, в Бахмут, где собралась команда, приехал заместитель директора ЧП «Ян» Вадим Степаненко.

От ОГА проект изначально курировал именно Нечипорук, который пересидел Кихтенко, но оставил должность заместителя главы администрации в том же 2015-м, достигнув предельного возраста для нахождения на госслужбе.

Нечипорук вынашивал идею создать для строительства и управления ГЛЦ новое подконтрольное ему коммунальное предприятие, КП «Логистик», однако времени на бюрократическую возню ему никто не давал. Гуманитарно-логистические центры, а заодно и организацию перевозок в буферной зоне и за КПВВ, взвалили на срочно реанимированное «Автотранспортное предприятие». КП «АТП» перерегистрировали в Краматорске — новом административном центре Донецкой области.

Новому директору «Автотранспортного предприятия», однако, вскоре дали понять, что все, что от него требуется, — ставить подписи на нужных бумагах, выполняя устные указания, Нечипорука и «смотрящих»: ни Лагунский, ни Степаненко не заняли никаких официальных постов. Нечипорук также настаивал на оформлении в КП «АТП» главным инженером его водителя, который, между тем, продолжал бы служить заместителю «губернатора». Директор отказался. Уволить неудобного чиновника не так просто, поэтому ему предложили мировую: должность заместителя директора при Андрее Катышеве.

Катышев, занимавшийся бизнесом с начала 1990-х, имел гораздо больший опыт плавания среди акул. Планировавший изначально заниматься на ГЛЦ торговлей, он согласился возглавить КП «АТП». Катышев рассчитывал, как он утверждает, в будущем завести на ГЛЦ собственный бизнес, а тем временем жить на потенциально высокую официальную зарплату после налаживания работы логистических центров. Руководя этими площадками и перевозками, коммунальное предприятие обещало в считанные месяцы стать миллионером.

«Операторы рынка»

В одно время с Андреем Катышевым по приглашению Андрея Лагунского в Бахмут приехал предприниматель из Хмельницкой области Игорь Пакуляк. Пакуляку тоже предложили возглавить коммунальное предприятие — «Донпостачкомплект», которому, согласно основному КВЭД, положено заниматься оптовой торговлей топливом. Два не связанных между собой источника утверждают, что задачей «Донпостачкомплекта» было наладить поставку угля из «республик». Однако открыть еще и этот фронт работ в ОГА все-таки не решились.

Между тем, Пакуляк выступил учредителем и директором двух новосозданных предприятий: ООО «Вагантес» для оптовых поставок продуктов питания и ЧП «Краматорская оптово-торговая компания» — для розничной торговли. Наряду с независимыми частными торговцами на рынок выходили предприятия, фактически подконтрольные ОГА.

В спешке, сопровождавшей всю работу над созданием ГЛЦ, «Вагантес» и «Краматорская оптово-торговая компания» были зарегистрированы в Бахмуте в один день и под общим адресом с еще двумя предприятиями — ООО «Світа-2015» и ЧП «Єдина країна». Этим полагалось заниматься оптовыми поставками и розничной продажей фармацевтических препаратов в двух аптеках на гуманитарно-логистических центрах.

По информации «ОстроВа», которую невозможно подтвердить документами, строительство аптек финансировало ЧП «Ян» Павла Жебривского. У него же была абсолютная монополия на поставку медикаментов на ГЛЦ. Руководство фармацевтическим бизнесом на логистических центрах отдали бывшему владельцу сети аптек из неподконтрольного Алчевска. Замдиректора «Яна» Вадим Степаненко, между тем, курировал продуктовое направление, которым формально заведовал Пакуляк.

Советник Жебривского Андрей Лагунский взял на себя обеспечение связи между членами команды, работавшей на ГЛЦ, и областной администрацией. Собеседники «ОстроВа» утверждают, что Лагунский имел постоянный доступ в кабинет Жебривского. Непосредственно глава ОГА в организацию гуманитарно-логистических центров не вмешивался.

Нет достаточно веских оснований утверждать, что Павел Жебривский видел в ГЛЦ какую-то бизнес-выгоду. Присутствие на этих площадках человека и денег из «Яна» можно с одинаковой вероятностью отнести к угарной спешке, которой требовали в ОГА и от ОГА в Киеве. Тем не менее, в связи с предполагаемой монополией «Яна», уже в первые дни работы на новой должности Жебривский имел конфликт интересов.

Больше всего настораживает, однако, даже не это, а то, что руководство строительством шло на основе преимущественно устных указаний и договоренностей, в том числе со стороны людей, не занимавших никаких официальных должностей и, соответственно, свободных от какой-либо ответственности.

Помимо двух компаний, приписанных Пакуляку, на рынок вышло ООО «Таврия Плюс» Андрея Катышева. Катышев утверждает, что передал документы на свою компанию кураторам гуманитарно-логистических центров от ОГА, поскольку Жебривский заговорил вдруг о необходимости создания так называемых «операторов рынка» — предприятий, которые станут генеральными поставщиками товаров на ГЛЦ. Нужны были сразу несколько фактически подконтрольных ОГА коммерческих компаний.

Один из свидетелей тех событий подтверждает, что Катышев оформил у нотариуса в Бахмуте отказ от своего предприятия. Однако регистратор не стал вносить изменения в учредительные документы, настаивая, что у компании должен остаться собственник, тогда как у Катышева, как говорит он, не было даже подставного директора. Дальше Катышев, по его словам, судьбой «Таврии Плюс» не интересовался.

В конце лета 2015 года она, в соответствии с распоряжением  Павла Жебривского, наряду с «Вагантесом», «Краматорской оптово-торговой компанией», «Свитой-2015», «Единой краиной» и еще несколькими компаниями и частными предпринимателями, начала поставку товаров на первый открывшийся ГЛЦ.

Начало «Жебривщины»

Гуманитарно-логистический центр в Бахмутском районе, у КПВВ «Майорск», открылся 28 августа 2015 года. Путем неимоверных усилий, виртуозно обходя многочисленные законодательные нормы, организаторам ГЛЦ удалось, казалось бы, невозможное: за полтора месяца создать крупную, хорошо обустроенную торговую площадку. На рынок сразу хлынул поток людей. ГЛЦ заработал именно так, как было задумано.

Однако уже первые дни работы гуманитарно-логистического центра привели к новым конфликтам между людьми, работавшими на ГЛЦ, и руководством ОГА. Андрей Катышев утверждает, что первый заместитель и, по сути, политическая тень Павла Жебривского Евгений Вилинский приревновал Андрея Лагунского к шефу, когда тот только начал работать в регионе. Якобы Вилинский стал опасаться, что новый советник главы областной администрации подрывает его позиции. Из-за этого Вилинский начал донимать проверками и придирками «человека Лагунского» Катышева, чья позиция была гораздо уязвимее, чем позиция советника «губернатора», не назначенного на должность официально.

Позже, продолжает Катышев, претензии появились уже у Павла Жебривского, который и во время строительства ГЛЦ, и в день его открытия, не получил того внимания и почтения, на которое рассчитывал. Похожая история повторялась в регионе не с одним еще чиновником: на любого более или менее активного и самостоятельного подчиненного глава области почему-то смотрел как на своего конкурента.

Страсть Жебривского к «перерезанию ленточек» и регулярному «украшению» региона билбордами с собственными фото вскоре стала у жителей области популярным поводом для зубоскальства, а его рекламную кампанию «Оновлена Донеччина» острословы «переименовали» в «Оновлену Жебрівщину».

Из-за попыток «губернатора» так или иначе контролировать все местные дела при фактической неспособности справляться со сложными проектами, которых требовал разрушенный и неуклонно нищающий регион, власть Павла Жебривского на Донетчине стремительно выродилась в некую современную салтыковщину.

Судьбу ГЛЦ, однако, предрешило не это.

Перекрытый поток и новые шлюзы

В середине осени 2015 года специальные коридоры на гуманитарно-логистические центры внезапно перекрыли. Причин никто не пояснял, на официальном уровне проблему никто не комментировал. Журналисты только констатировали, что ГЛЦ почти пустуют. Попасть в них теперь стало возможным, только выстояв общую очередь и пройдя проверку на КПВВ, а затем сделав большой крюк.

Уехать с ГЛЦ, не имея собственного авто, было сложно с самого начала: специальные автобусы так и не запустили, а те, которые ходили между блок-постами, шли и без того переполненными, чтобы подбирать по дороге новых пассажиров с грузом. В итоге жители неподконтрольных территорий стали снова ездить за продуктами и по делам в Бахмут и другие прифронтовые города.

Перевозки от Бахмута до блок-поста и внутри буферной зоны еще до открытия ГЛЦ коммунальное «Автотранспортное предприятие» отдало в монопольное обслуживание «Артемовскому АТП-11406», компании сына Алексея Ревы, городского головы Бахмута. Бывший директор КП «АТП», подписывавший соответствующий договор с этим перевозчиком, говорит, что таково было устное распоряжение Михаила Нечипорука: бахмутскому городскому голове выдали своеобразное вознаграждение за участие в строительстве КПВВ.

Одновременно с постепенным вытеснением из ГЛЦ мелких частных покупателей, а в результате — и продавцов, приблизительно с конца 2015 года, на торговых площадках в буферной зоне начала формироваться известная сегодня контрабандистская схема.

Источники «ОстроВа» приписывают ее авторство азербайджанцам, торговавшим овощами на бахмутском и горловском рынках. В 2015 году максимальный объем вывозимого в «республики» товара не должен был превышать 50 кг. На ГЛЦ начали заезжать микроавтобусы с шестью-восемью пассажирами, на которые в целом приходилось, таким образом, по 300-400 кг формально легального груза. В день такой микроавтобус мог сделать несколько «ходок», выгружаясь в ближайших гаражах. Накопленный товар затем переносили в фуры и переправляли на неподконтрольную часть Донецкой области.

Нет достаточно веских доказательств того, что в этих схемах каким-то образом участвовала ОГА. Большинство упомянутых предприятий, насколько это возможно установить, не стали фигурантами судебного разбирательства относительно незаконного перемещения товаров через линию разграничения. «ОстроВу» удалось найти только материалы судебного дела, в котором фигурировала «Таврия Плюс».

В феврале 2016 года военные и фискалы задержали несколько грузовиков, в которых водители-азербайджанцы перевозили продукты из Бахмута в прифронтовое село Новолуганское, которому еще предстояло нажить себе славы крупнейшего в регионе контрабандистского хаба.

Этот случай произошел за три дня до выхода новой редакции составляемого СБУ временного порядка перемещения товаров в зону между блок-постами. Порядок отменял разрешения на провоз коммерческих грузов в буферную зону, которые выдавали предпринимателям областные военно-гражданские администрации. То есть, грузу — в данном случае, 1,3 тонн овощей — тогда еще требовалось разрешение ОГА, и в одной из контрабандистских машин оказалась товарная накладная «Таврии Плюс», имевшей разрешение на перемещение грузов в буферную зону и контролировавшейся кем-то, связанным с областной администрацией.

24 февраля 2016 года СБУ нанесла по этой схеме несовместимый с жизнью удар, открыв шлюзы для всех желающих. Контрабанду начали возить, кто только мог. В области стали процветать новые нелегальные и полулегальные схемы, огромные коррупционные деньги полились на людей, работавших на блок-постах и КПВВ. Гуманитарно-логистические центры в таких условиях стали просто песочницами.

 

ГЛЦ умерли, да здравствуют ГЛЦ

Гуманитарно-логистические центры к тому времени, впрочем, были в глубоком кризисе по другой причине. Осенью 2015 года, после их открытия, на ГЛЦ появился тогда еще будущий зять Павла Жебривского Леонид Шведюк.

Шведюка сразу возненавидели все, кто там работал. Сына дипломата из Житомира с подачи Андрея Катышева стали снисходительно именовать «Индиго»: молодой, но «всезнающий». Тот начал вмешиваться в дела связанных с ОГА предприятий и ГЛЦ, «учить ведению бизнеса» местных аксакалов.

К концу 2015-началу 2016 года из-за постоянного вмешательства в их работу и «мажорских наездов» из гуманитарно-логистического центра ушли почти все его создатели.

Катышев уволился в конце декабря 2015-го. Исполняющим обязанности директора КП «АТП» стал тот самый водитель Михаила Нечипорука. Катышев утверждает, что его попросили еще некоторое время поработать на предприятии, пока ОГА не найдет адекватного преемника. В начале февраля 2016 года Катышева и его заместителя арестовали.

В медиа эта история наделала много шума. Изначально появилась информация, что кроме квартир Катышева, его зама и Лагунского, обыск идет также у Павла Жебривского. Скорее всего, Жебривский, напротив, узнал о готовящейся «облаве» и успел предупредить Вадима Степаненко и Андрея Лагунского. За несколько часов до начала обысков Жебривский якобы зачем-то уехал в Киев. Обыск прошел также на предприятии сына городского головы Бахмута.

Даже среди тех, кто был в то время еще относительно близок к ОГА, нет единой версии о причинах произошедшего. Одни считают, что Евгений Вилинский нашел способ, наконец, окончательно избавиться таким образом от Андрея Лагунского и людей, которых он привел на ГЛЦ. Другие — что это был акт давления силовиков на Павла Жебривского, которому дали понять, что его люди стали позволять себе слишком много. Еще кто-то — что это было организовано для того, чтобы поколебать позиции всесильного Алексея Ревы.

После обысков «Артемовское АТП-11406» действительно потеснили на «Майорске», освободив место для еще одного перевозчика — «Краматорского АТП 11410» семьи Близнюков. В руководство коммунального «Автотранспортного предприятия» и на ГЛЦ весной 2016 года пришли люди Вилинского. Фармацевтические предприятия «Світа-2015» и «Єдина країна» официально перешли в собственность Любомира Шведюка. На какое-то время они даже сменили регистрацию на киевскую, получив тот же адрес, по которому в 2017 году Шведюк зарегистрировался как ФОП.

Скриншоты с сайта аналитической системы YouControl

Осенью 2016 года сменили «прописку», подвинувшись ближе к линии разграничения, также КПВВ под Бахмутом и Волновахой. Блестяще отстроенные и триумфально открытые площадки гуманитарно-логистических центров оказались далеко за пределами буферной зоны и полностью утратили свое значение.

По материалам:     skelet-info

Метки: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *