Любой человек может коллекционировать предметы искусства. Коллекции, которые собирают люди, разные: это могут быть вещи, которые представляют ценность только для самого коллекционирующего, или же – вещи, ценные для арт-рынка. Да, порой в коллекционировании становятся важными знания об арт-бизнесе, опыт коллекционирования искусства или даже наличие степени в истории искусства. Но сегодня речь пойдет о коллекционере, который обращает внимание немного на другие аспекты. Итак, Макс Криппа – человек, собирающий коллекцию с душой. «Все, что вам нужно, это любовь и оценка изобразительного искусства, желание собрать предметы искусства и желание ознакомиться с несколькими простыми методами, которые позволят вам оценить любое произведение искусства, датированное любым периодом времени, принадлежащее любому художнику любой национальности», – говорит Макс Криппа.

Максим Криппа с детства любил что-то собирать: вначале его интересовали гербарии, простые вещи, вроде открыток или марок в больших альбомах, но потом он всерьез заинтересовался антиквариатом. В итоге этот коллекционер-самоучка стал известен в мире аукционов и «лучших предложений» (аллюзия на фильм Торнаторе) не покупкой картины, а продажей. Нет правильного или неправильного вида искусства, и нет никакого правильного или неправильного способа купить или продать предмет искусства. Любой человек может собирать все, что ему хочется, собирать и покупать любые произведения искусства, которое он хочет купить. Другими словами, методы сбора таких коллекций – с участием денег – не обязательно универсальны для всех, но они предназначены для людей, которые любят тратить свои деньги с умом, и предпочитают платить справедливые цены за качественное искусство. История начинается с того, что Макс Криппа продал ценную картину.

Но вначале скажем пару слов о самом феномене коллекционирования. Сбор произведений искусства, накопление подобного рода ценных вещей частным лицом или государственным учреждением называется коллекционированием. Коллекционирование искусства имеет долгую историю, и большинство мировых художественных музеев выросли из крупных частных коллекций, собранных, например, королевскими семьями, аристократией или просто богатыми купцами, предпринимателями, бизнесменами. В древнейших цивилизациях Египта, Вавилонии, Китая и Индии существовали формы коллекционирования произведений искусства как драгоценных предметов и вещей, которые было принято хранить в храмах, гробницах и святилищах, а также во дворцах и сокровищницах царей. Такие коллекции часто содержали добычу, отнятую у завоеванных народов в качестве трофея, и служили для возвышения власти и славы короля или священнической касты, а не для демонстрации предметов искусства в их первоначальной роли. Вначале на Западе вкусили удовольствие в такого рода коллекциях произведений искусства лишь в эпоху античности. В это время появляются пинакотеки (собрания предметов живописи), которые сначала развивались среди греков в эпоху эллинизма (IV–I века до н. э.), поскольку именно греки стали ценить искусство предыдущих стилистических периодов ради него самого, а не его религиозного или социального значения. Однако только с подъемом Рима коллекционирование произведений искусства стало напоминать то, что мы знаем сегодня. Когда римляне расширяли свое влияние на восток и на юг, они разграбили многие греческие города, увезли множество произведений искусства, отправляя эти трофеи обратно в Рим и тем самым стимулируя растущее понимание и оценку греческого искусства. Богатые римляне сформировали коллекции греческих скульптур и картин и заказывали копии, если оригиналы были потеряны или уничтожены. Для удовлетворения ненасытного спроса на греческое искусство возникла обширная торговля копиями и подделками.

Макс Криппа за 20 лет умудрился собрать внушительную коллекцию картин малого формата – иллюстраций к религиозным текстам XVII века. Одну из таких иллюстраций, датируемую 1634 годом, он и собрался продать. Зачем ему было избавляться от такой жемчужины? Что ж, это вполне закономерный вопрос. Официальное заявление было таковым: Макс Криппа продает картину на благотворительном аукционе для того, чтобы улучшить положение отечественных музеев. Картина должна была впоследствии быть передана музею православных икон. «Сбор произведений искусства часто описывается как труд любви. Это не должно быть и не может быть работой или обязаловкой. Поэтому существует принципиальная разница между приобретением искусства и его коллекционирование. Хоть меня и называют коллекционером, я все же хоте бы, чтобы добавляли: он коллекционирует душевно, не для того, чтобы хранить свои сбережения в твердой валюте в виде произведения искусства – классика на все времена. Покупка искусства не является организованной или запланированной деятельностью. Это, по сути, духовное влечение, духовная потребность, что-то, что может сделать эстет для удовольствия, чтобы заполнить эту пустую стену дома или просто – понравилась картина, а потому человек ее купил», – говорит Максим.

С другой стороны, коллекционирование искусства – это нечто иное, по мнению экспертов. Это запланированная, продолжительная деятельность по сбору и накоплению произведений искусства, все из которых связаны конкретной нитью – главной темой. Сбор предметов творчества – это усилия, предпринятые без особых мучений и насилия над собой, инвестиции в будущее, вклад отдельного человека в культурную историю определенного народа. Даже если хорошо продуманная художественная коллекция станет невероятно ценной с точки зрения денег, ее культурная значимость, безусловно, всегда будет бесценной.

Что может предложить «обычный» любитель искусства с небольшим количеством располагаемого дохода в такой кампании? На самом деле, много! Конечно, большинство таких примеров, мы все же имеет на Западе, а особенно – в США. Но есть и отечественные редкие примеры. Максим Криппа относится к своей коллекции легко, считая, что то, что ему удалось собрать, а какие-то экземпляры – даже спасти (потому что он порой находил их у дельцов, которые не слишком хорошо относились к своему товару), принадлежит не только ему, а всем людям вообще – как культурное наследие. В этот раз арт-диллерская среда шумела сообщениями: «Максим Криппа продаст один из шедевров барочной литографии». И действительно: сообщение оказалось правдой, и сейчас аукционы сражаются за то, кто именно проведет операцию по продаже картины. Литография-иллюстрация считается редкостью живописи XVII века, важной частью истории России и Украины, так как исполнена она была в стенах Киево-Могилянской академии – ключевой для развития украинской культуры эпохи барокко. Литография анонимна, ее автор, к сожалению, неизвестен, но это не делает ее менее ценной, так как на ней изображена Богородица в редком для ортодоксального христианства каноне: Элеусе Гликофии («Сладкой Любви»).

Итак, одна из самых простых и самых универсальных претензий, встречающихся почти в каждом интервью или заявлении профессионалов или любителей – не так важно, такова: если вы чего-то не любите, не делайте этого! Это справедливо и для коллекционирования. Максим Криппа, в конце концов, высказал хорошую мысль: «Когда вы думаете о том, что покупка предмета искусства может стать основой вашего бизнеса, скорее всего, этого не произойдет, потому что сбор произведений искусства – это больше, чем накопление денег. По моему мнению. Приобретение новых работ только потому, что они когда-то поднимутся в цене, является, конечно, популярной причиной. Но я думаю, что, коллекционируя произведения искусства, мы спасаем их для времени».

Анна Кацуба

Related Posts

Create Account



Log In Your Account